?

Log in

No account? Create an account
читать меня френдлента календарь обо мне в прошлое в прошлое в будущее в будущее
Мои мысли решили заняться бобслеем и устроили из моей головы… - настоящая жаба
wasilisa
wasilisa

Мои мысли решили заняться бобслеем и устроили из моей головы замысловатую трассу. Они мелькают, носятся туда-сюда, сталкиваются, разбиваются вдребезги, потом вдруг собираются в единый массив и медленно расплетаются, чтобы снова разогнаться и мельтешить отдельно друг от друга в моей несчастной голове.

Я читала "Фауста" Гёте, и я не смотрела фильм "Сволочи". Книгу, наверное, скоро перечитаю снова, а вот фильм смотреть не стану. Не хочу. Не потому, что о нём везде какие-то противоречивые отзывы и споры, но потому, что у меня есть пока другие источники информации об этой войне. Так получилось, что осенью 2004 года я стала коллекционировать рассказы очевидцев. 

Мне нравится один звук, который издают ветераны Великой Отечественной войны, когда они дают интервью. От этого звука я, как полосатый слон при звуках флейты, теряю волю и внимательно слушаю, что говорят эти уважаемые старики, пытаясь впитывать их мудрость. Это нежный звон орденов и медалей, врученных за героизм, отвагу, мужество. Мне чертовски не достаёт собственных бабушек и дедушек, поэтому я готова слушать чужих. Только вот беда - они не говорят того, что я хочу от них услышать, не дают практических советов. Наверное, для того, чтобы понять мудрого старика, нужно сперва прожить 90 лет... Они всё время чего-то не договаривают, что-то скрывают от меня, такое важное и полезное. Они всё время толкуют о каком-то патриотизме, но никогда не расшифровывают, что имеют в виду под этим патриотизмом. Когда они говорят о войне, фоном словно звучит песня "но только нам нужна одна победа...". А зачем?! Вот спрашиваешь этого генерал-лейтенанта, который на фронт в 41-м пришел младшим лейтенантиком, зачем он пошел туда, для чего рвался на передний край, с какой целью лез под пули. Надо было, говорит, Родину защищать. От неприятеля. И из госпиталя сломя голову летел снова на фронт, в пекло, в окопы - зачем?! Чтобы быть, говорит, вместе со своими ребятами, Родину от недруга спасать. 
И надо было победить, во что бы то ни стало, любой ценой. "Одна на всех, мы за ценой не постоим..." Младший лейтенантик прошел всю Сталинградскую битву, был за это время дважды ранен, но легко, так что обошелся перевязками в местном медико-санитарном батальоне. Без отрыва от службы, так сказать, лечился. В Прагу входил уже в звании майора. Зачем, для чего? Мы, говорит, должны были избавить мир от фашизма. И вот тут мой мозг вообще сдвигается набекрень. Ошалелые мысли, слетая с накатанных дорожек, глухо шмякаются о стену непонимания между мной и ветераном. Бабулечка 20-летней девчонкой проработала всю первую блокадную зиму санитаркой в госпитале, питалась кое-как, пыталась учиться, даже сдавала какие-то экзамены. Зачем? Ну как же, говорит, ведь раненые с фронта, ведь их же обратно туда надо поскорее, а если не мы - то кто же.
Для того, чтобы добиться ответа на простой вопрос "зачем", иногда нужно полтора-два часа, и тогда ветеран наконец-то выдавливает из себя истинную причину. Иногда на расспросы уходят целые дни и недели, но внятного ответа нет.
Знаете, какой правильный ответ на этот вопрос? Затем, чтобы снова началась спокойная мирная жизнь.
Чтобы люди медленно, но уверенно улучшали своё благосостояние, чтобы плодились и размножались. Чтобы просто жили. Да, об этом некогда написал Гёте, в "Фаусте".
Сейчас можно до усрачки спорить, кто победил в этой войне - Советский Союз или войска союзников. Можно с пеной у рта доказывать, что блокада Берлина была не менее ужасна, нежели блокада Ленинграда, или наоборот. Можно откапывать в архивах сведения о том, что НКВД уничтожил примерно столько же граждан нашей страны, сколько фашисты уничтожили в концентрационных лагерях. Но я не хочу об этом, это не повод для споров с ветеранами-победителями. 
Я хочу задать ветеранам только один вопрос, но у меня не поворачивается язык. Я не могу спросить их, хоть и очень хочется. Боюсь, что когда мне будет 90, я буду клясть себя за эту свою нерешительность, за боязнь обидеть их, но будет слишком поздно. 
Я хочу сказать им и никогда не скажу этого.  Дорогие мои бабушки и дедушки! Оглянитесь вокруг, посмотрите на нашу страну. Вы рьяно защищали ее и победили. Я благодарна вам безмерно за это, потому что иначе меня бы просто не было на этом свете. Спасибо вам за это и низкий поклон. Но посмотрите на нее внимательно, на нашу страну, окиньте взглядом эти просторы и 60 с лишним лет. Вы этого хотели? То, что произошло за все эти годы - ваши воплощенные мечты тех лет? Во время войны у вас были и любовь к родине, и верность ей, и преданность своему народу. С высоты своей мудрости и положа руку на сердце скажите мне, что они для вас значат сейчас. 
И я не верю в сказки о том, что в результате виновны "сталин и происки кровавой гэбни". Я читала "Фауста" Гёте.

Tags: ,

2 наследили | оставь след
Comments
From: des_yeux_marron Date: April 22nd, 2007 06:22 pm (UTC) (Link)
мда.. печально...

последнее время сталкиваясь с литературными произведениями военных лет... и произведениями, чьи авторы прошли войну.... у меня, пожалуй, не возникает вопросов: пока на своей шкуре всего этого не почувствуешь - не поймешь, наверно... но реакция почти всегда одна - тупые слезы ручьем и боль... не знаю от чего. Просто боль в сердце...

Еще заметила одну вещь - как мало фальши в военной прозе и стихах... это понятно...и все же не так просто.

Недавно читала стихи Юлии Друниной... и опять никаких размышлений - одни слезы...
wasilisa From: wasilisa Date: April 22nd, 2007 07:05 pm (UTC) (Link)
Раньше мне тоже было просто грустно. И "хочу, чтобы не было войны" я говорила не потому, что так положено, а потому что было именно грустно. Настолько грустно, что комок в горле, и слов никаких.
А теперь вот начала размышлять зачем-то. Может быть, дело в гипер-пропаганде "народа-победителя"? Может быть, просто "победа ради счастливой жизни" скрылась за маской "победа ради победы"?
Того же Киверецкого не могу читать, потому что слишком уж честно и правдиво. :( Правда, это уже о другой войне. Та, по крайней мере, номинально считалась освободительной, а природу этой историки еще долго будут выяснять.
Грустно и тоскливо мне.
2 наследили | оставь след